Заявление

Нет письменной формы договора: ответчик Покупатель после предоплаты 50% получил товар все документы и 2 экз

Нет письменной формы договора: ответчик Покупатель после предоплаты 50% получил товар все документы и 2 экзЕ.М. Тараненко,автор ответа, консультант Аскон по юридическим вопросам

ВОПРОС

Договором предусмотрен аванс 50% и 50% после подписания товарно-транспортной накладной. В спецификации есть 5 видов товара с разными сроками поставки. В договоре нет указания, что товары отгружаются единой партией, и нет указания, что оплата 50% идет по каждому виду товара или всей спецификации. Какая есть практика и разъяснения по такой ситуации?

Когда заказчик должен платить оставшиеся 50%, если нет указания об этом в договоре? Когда 50% аванса становится выручкой?

  • ОТВЕТ
  • Ответ зависит от того, входят ли указанные товары в один комплект или нет.
  • Если поставка товаров, входящих в комплект, осуществляется отдельными партиями, оплата осуществляется после отгрузки последней партии из комплекта.

Если это разные товары, не входящие в комплект, то подлежит применению общая норма ГК РФ об оплате товара после поставки каждой партии (вида товара). При этом срок безналичной оплаты в случае, если в договоре он не определен, исчисляется со следующего дня после получения товара и не должен превышать срок банковского перевода.

Аванс становится выручкой, т.е. зачет аванса в качестве выручки происходит пропорционально стоимости отгруженного товара (по ТОРГ-12).

ОБОСНОВАНИЕ

Как правило, стороны определяют в договоре периоды поставки — сроки поставки отдельных партий товаров. Если же покупатель и продавец не установили эти периоды, товары должны поставляться равномерными партиями помесячно, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов, существа обязательства или обычаев делового оборота (п. 1 ст. 508 ГК РФ).

Согласно пункту 1 статьи 516 ГК РФ покупатель оплачивает поставляемые товары с соблюдением порядка и формы расчетов, предусмотренных договором поставки. Если соглашением сторон порядок и форма расчетов не определены, то расчеты осуществляются платежными поручениями.

Как установлено пунктом 3 статьи 516 ГК РФ, в случае, когда в договоре поставки предусмотрена поставка товаров отдельными частями, входящими в комплект, оплата товаров покупателем производится после отгрузки (выборки) последней части, входящей в комплект, если иное не установлено договором.

Поскольку договором предусмотрена поставка товара отдельными партиями, но не установлены конкретные сроки их оплаты, то подлежит применению пункт 1 статьи 486 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которому покупатель обязан оплатить товар непосредственно до или после передачи ему продавцом товара, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другим законом, иными правовыми актами или договором купли-продажи и не вытекает из существа обязательства.

Как указано в пункте 16 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.10.

1997 N 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением Положений Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре поставки», покупатель обязан оплатить полученные товары в срок, предусмотренный договором поставки либо установленный законом и иными правовыми актами, а при его отсутствии — непосредственно до или после получения товаров (пункт 1 статьи 486 Кодекса). Поэтому судам следует исходить из того, что при расчетах за товар платежными поручениями, когда иные порядок и форма расчетов, а также срок оплаты товара соглашением сторон не определены, покупатель должен оплатить товар непосредственно после получения. Просрочка с его стороны наступает по истечении предусмотренного законом или в установленном им порядке срока на осуществление банковского перевода, исчисляемого со дня, следующего за днем получения товара покупателем.

Полученная от покупателя предоплата (аванс) не является доходом в бухгалтерском учете и отражается в составе кредиторской задолженности (абз. 4, 5 п. 3, п. 12 ПБУ 9/99).

Выручка в бухгалтерском учете признается при выполнении условий, установленных п. 12 ПБУ 9/99. Если в отношении денежных средств и иных активов, полученных организацией в оплату, не исполнено хотя бы одно из этих условий, то в бухгалтерском учете организации признается кредиторская задолженность, а не выручка (абз. 7 п. 12 ПБУ 9/99).

Организация может признавать в бухгалтерском учете выручку от выполнения работ, оказания услуг, продажи продукции с длительным циклом изготовления по мере готовности работы, услуги, продукции или по завершении выполнения работы, оказания услуги, изготовления продукции в целом, если возможно определить готовность работы, услуги, изделия (п.

13 ПБУ 9/99).

Судебная практика:

Составление договора поставки товара с предоплатой

Договор поставки с предоплатой (авансом) имеет свои особенности, которые в основном регулируются ст. 487, 823 Гражданского кодекса РФ. Помимо указанных норм применяются и другие, косвенно касающиеся рассматриваемого вида сделки. О нюансах, которые необходимо учесть при включении в поставку условия о предварительной оплате, мы и расскажем далее в нашем материале.

Договор поставки является разновидностью договора купли-продажи, хотя имеет и существенные отличия от него, о которых мы расскажем далее. Сделка регулируется § 3 гл. 30 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ), хотя к ней применяются и общие нормы о купле-продаже.

Сторонами договора являются поставщик и покупатель, которыми могут быть как физические лица, так и юридические. При этом поставщиком всегда выступает лицо, занимающееся предпринимательской деятельностью (ст. 506 ГК РФ), в отличие от договора купли-продажи, где продавцом может быть любой субъект.

Кроме того, товар, передаваемый по рассматриваемой сделке, приобретается только для предпринимательства, т. е. не для личных целей (ст. 506 ГК РФ), в отличие от обычной купли-продажи, когда вещь покупается для любых законных потребностей.

Условие о предоплате означает, что покупатель перечисляет деньги до момента передачи товара. Такая позиция более всего выгодна поставщику, т. к.:

  • предварительный расчет снижает его риски;
  • он может потратить предоплату на приобретение поставляемой продукции.

Покупатель же в случае с предоплатой становится менее защищенной стороной, т. к. поставщик может нарушить условия договора, что грозит потерей и времени, и денег. Предварительная оплата имеет смысл для приобретающей стороны только в том случае, если речь идет о товаре, цена на который неустойчива и может быстро подрасти.

Если условие о предварительном расчете не будет установлено, покупатель имеет право оплатить продукцию только после ее получения.

Предварительная оплата бывает:

  • полной(100%), когда вся сумма по договору выплачивается до поставки продукции;

Что обязательно нужно проверить поставщику в договоре поставки со 100%-ной предоплатой, подробно разъяснили эксперты КонсультантПлюс. Получите бесплатный демо-доступ к К+ и переходите в Готовое решение. Это бесплатно.

  • частичной или смешанной (как правило, с предоплатой в размере 50%), когда вторая часть оплаты переводится после получения товара.

Еще один вариант подобной сделки — договор с положениями о продаже товара в кредит (ст. 823 ГК РФ). Причем кредитные отношения касаются только той части суммы, которая оплачивается после передачи вещи.

Формируем условия о предоплате

Срок расчетов в договоре поставки с предоплатой устанавливается либо определенной датой, либо временным промежутком, но всегда наступает до поставки товара. Если предоплата оговорена в сделке, но срок ее не определен, то:

  • Оплачивать продукцию необходимо в течение 7 дней с момента выставления подобного требования поставщиком (ч. 2 ст. 314 ГК РФ).

Какие риски несет покупатель, если договором установлена предварительная оплата товара, но срок ее внесения не определен, узнайте в КонсультантПлюс. Если у вас нет доступа к системе К+, получите пробный онлайн-доступ бесплатно.

  • Неустойка за просрочку платежа может быть насчитана только со дня поставки товара (пост. ФАС Поволжского округа от 17.11.2011 по делу № А12-2943/2011).

Вс приравнял условие договора о произведении оплаты к расписке

28 сентября Верховный Суд вынес Определение № 305-ЭС21-8014 по делу № А40-309229/2019, в котором разбирался, является ли доказательством оплаты по договору указание в его условиях того, что оплата произведена.

В июле 1993 г. Московская регистрационная палата зарегистрировала ООО «Частное охранное предприятие «Лекс», 100% доли уставного капитала общества принадлежало Максиму Перцеву.

В декабре 2018 г. Максим Перцев продал 50% доли в ЧОП Игорю Гришанову по нотариально удостоверенному договору. Другая половина доли была продана 12 февраля 2019 г. Ксении Молотовой, договор с которой также был заверен нотариусом.

По условиям договоров, стоимость долей как предмета сделок была определена сторонами в 127,5 тыс. руб.

Далее в ЕГРЮЛ были внесены сведения о том, что Гришанов и Молотова являются участниками ЧОП, каждому из которых принадлежит по 50% доли уставного капитала.

Впоследствии Максим Перцев обратился с иском о расторжении ДКП и признании за ним права на долю в размере 100% уставного капитала общества. В качестве обоснования иска продавец указывал, что ответчики существенно нарушили условия договоров об оплате приобретенных долей.

Арбитражный суд г. Москвы удовлетворил иск, отметив, что покупатели, к которым в соответствии с п. 12 ст. 21 Закона об ООО перешли права с момента внесения соответствующей записи в ЕГРЮЛ, в нарушение ст. 309 и 310 ГК РФ не оплатили перешедшие к ним доли.

Суд счел, что ответчики не опровергли доводы истца представлением расписки, платежного поручения либо иного документа.

Первая инстанция также признала несостоятельными доводы Игоря Гришанова о том, что он передал продавцу необходимую денежную сумму до удостоверения договора нотариусом, о чем свидетельствуют п. 4 договоров, подписанных сторонами в присутствии нотариуса.

Читайте также:  Ношение не сертифицированого электрошокера

Суд счел, что при передаче денежных средств ответчик в любой ситуации должен был озаботиться наличием финансового документа, подтверждающего оплату. Впоследствии апелляция и кассация поддержали такое решение.

Игорь Гришанов обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд. Рассмотрев дело, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС напомнила, что в силу абз. 2 п. 2 ст.

408 ГК законом установлена презумпция того, что нахождение долгового документа у должника удостоверяет прекращение обязательств, пока не доказано иное.

Такая презумпция прекращения обязательства может быть опровергнута, при этом бремя доказывания того, что обязательство не исполнено и, соответственно, не прекратилось, возлагается на кредитора.

В п. 4 спорных договоров, отметил Суд, сторонами констатировано, что оплата долей произведена покупателями полностью и до удостоверения этих договоров (что согласуется с положениями п. 1 ст.

486 ГК) и что претензий по условиям оплаты стороны друг к другу не имеют.

Таким образом, данное условие договоров имеет силу расписки, не требующей какого-либо дополнительного подтверждения иными документами, заключил ВС.

Он добавил, что в рассматриваемом деле нижестоящими судами не были учтены положения ст. 408 ГК РФ, следствием чего явилось неправильное распределение между сторонами бремени доказывания.

В свою очередь, истцом не представлялись, а судом не оценивались доказательства, опровергающие документально обоснованное утверждение ответчиков о надлежащем исполнении ими обязательств.

Таким образом, ВС отменил судебные акты нижестоящих судов и вернул дело на новое рассмотрение в АС г. Москвы.

Адвокат МКА «Вердиктъ», арбитр Хельсинкского международного коммерческого арбитража Юнис Дигмар отметил, что подобный вопрос уже неоднократно поднимался высшей судебной инстанцией, которая обращала внимание нижестоящих судов на необходимость оценивать соответствующее условие договора как доказательство произведенной оплаты: «Однако теперь, на мой взгляд, Суд определил процессуальный механизм доказывания в такого рода спорах».

«ВС РФ буквально указал, что положение договора об оплате покупателем приобретаемой вещи в полном объеме имеет силу расписки, не требующей какого-либо дополнительного подтверждения иным документом.

На мой взгляд, подобный вывод имеет определенную политико-правовую подоплеку и направлен на поддержание стабильности гражданского оборота, поскольку иная позиция может привести к росту числа споров по искам недобросовестных продавцов, которые, получив оплату и указав на это в договоре, но не оформив передачу денежных средств так называемым финансовым документом, смогли бы повторно взыскать стоимость переданной ими вещи или, что еще хуже, расторгнуть заключенные договоры», – посчитал эксперт.

Юнис Дигмар также отметил, что ситуации, когда финансовые документы, при наличии соответствующего указания на передачу денег в договоре, не оформляются сторонами, не редкость.

«Спорные договоры в рассмотренном деле были нотариально удостоверены, что, конечно, придало дополнительную силу аргументам ответчика.

Но с учетом уже высказанной в этом деле позиции ВС РФ думаю, что аналогичная логика будет применяться и в отношении условий договоров, совершенных в простой письменной форме», – предположил эксперт.

При этом он заметил, что ВС, несмотря на высказанный однозначный вывод о придании силы расписки условию договора о произошедшей оплате, тем не менее указывает, что наличие данного положения в договоре есть презумпция, которая может быть опровергнута кредитором представлением доказательств, свидетельствующих о неполучении денежных средств. «Суд, к сожалению, не указал, как и каким образом можно доказать отрицательный факт. Из этого вытекает следующий вывод: если в договоре есть соответствующее положение, покупатель на него ссылается как на доказательство произведенной оплаты, а продавец не представляет доказательств обратного, вероятность удовлетворения требований продавца о взыскании стоимости переданной вещи или расторжении договора будет близиться к нулю. А вот если покупатель занял пассивную позицию и не возразил относительно доводов продавца о неполучении оплаты, шансы на удовлетворение требований возрастают, о чем ВС РФ упомянул в комментируемом определении, сославшись на необходимость оценки нижестоящими судами пассивного поведения второго покупателя (ответчика), не реализовавшего свое процессуальное право на обжалование состоявшихся судебных актов», – заключил Юнис Дигмар.

Юрист арбитражной практики юридической фирмы VEGAS LEX Светлана Васильева обратила внимание на достаточную распространенность на практике вопроса толкования положения договора, подтверждающего, что оплата стоимости товара (работ, услуг) была уже произведена на момент его заключения. «Так, Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ еще в 2011 г.

пришла к выводу о том, что факт оплаты стоимости части жилого дома подтверждается содержанием договора купли-продажи, из которого следует, что денежные средства были уплачены покупателем продавцу до подписания этого договора.

Тогда Коллегия подчеркнула, что продавец (физлицо), собственноручно подписав договор, подтвердил факт надлежащего исполнения покупателем обязательства по оплате имущества», – отметила она.

По словам эксперта, при рассмотрении аналогичного вопроса в 2018 г. Верховный Суд РФ подтвердил ранее сформированную правовую позицию и отдельно указал, что условие договора о том, что уплата денежных средств была осуществлена на момент его подписания, в силу ст. 431 ГК РФ подлежит буквальному толкованию и не может быть произвольно проигнорировано судами.

«Данная позиция была достаточно широко воспринята арбитражными судами и судами общей юрисдикции.

Вероятность положительного для покупателя исхода в виде признания судом оплаты произведенной увеличивала прямое указание в договоре на то, что соответствующий пункт имеет силу расписки, и проставление под соответствующим пунктом подписи продавца подтверждает получение денежных средств», – отметила Светлана Васильева.

Она добавила, что до настоящего момента единообразие в правоприменительной практике по данному вопросу отсутствовало: «Ключевой проблемой оставалось возложение судами на покупателя бремени доказывания факта оплаты посредством представления дополнительных документов: платежных поручений, расписок.

При непредставлении соответствующих доказательств суды приходили к выводу о том, что факт осуществления оплаты покупателем в нарушение ст. 65 АПК РФ не подтвержден, и принимали решение в пользу продавца».

По ее мнению, Экономколлегия выбрала достаточно жесткий подход к толкованию соответствующего условия договора, отметив, что оно имеет силу расписки, не требует дополнительного подтверждения иными документами и создает презумпцию прекращения обязательства покупателя по оплате товара, бремя опровержения которой возлагается на продавца (ст. 65 АПК РФ).

«Представляется, что данная позиция позволит упорядочить подходы судов к рассмотрению аналогичных споров и распределению в них бремени доказывания и, как следствие, обеспечит формирование единообразной судебной практики по рассматриваемому вопросу», – убеждена Светлана Васильева.

Некоторые аспекты доказывания факта передачи товара в судебных спорах о взыскании задолженности по договору поставки

В практике арбитражных судов споры о взыскании задолженности по договорам поставки распространены довольно широко. В связи с этим, за более чем 25-летнее существование арбитражной системы суды выработали огромное количество правовых позиций по данному вопросу, поэтому, как правило, при рассмотрении подобных споров каких-либо затруднений у судов не возникает.

Так как отношения сторон при поставке носят расчетный характер, в связи с этим оценке судом по нему подлежат все основания возникновения и уменьшения задолженности, то есть, прежде всего, документы, опосредующие передачу и возврат товара, и документы, свидетельствующие о его оплате.

Факт поставки (передачи товара) покупателю подтверждается первичными учетными документами, так как согласно ч. 1 ст. 9 Федерального закона от 06.12.2011 г. № 402-ФЗ «О бухгалтерском учете» каждый факт хозяйственной жизни подлежит оформлению первичным учетным документом.

Ранее хозяйствующие субъекты были обязаны применять унифицированные формы первичных документов, однако с принятием вышеуказанного закона данное требование утратило силу. В тексте закона в настоящее время есть лишь указание на обязательные реквизиты, которые должны присутствовать в любом первичном учетном документе.

Анализ судебной практики показывает, что для удовлетворения требования о взыскании задолженности за поставленный товар истцу достаточно представить минимальный пакет документов, подтверждающий факт передачи товара, а также наличие между сторонами соответствующего договора.

Факт передачи товара, в подавляющем большинстве случаев, подтверждается товарными накладными по форме ТОРГ-12, товарно-транспортными накладными по форме 1-Т или актами о приемке товаров по форме ТОРГ-1, а в настоящее время – еще и универсальными передаточными документами (УПД).

Стоит отметить, что при отсутствии между сторонами письменного договора поставки, а также в случаях, когда такой договор был признан незаключенным или недействительным, суды квалифицируют каждую партию товара, которая фактически была передана контрагенту, как разовые сделки купли-продажи и руководствуются общими правилами о договорах купли-продажи (§ 1, гл. 30 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ)).

В ситуации, когда факт передачи товара истцом документально подтвержден не был, суды практически в 100 % случаев отказывают в удовлетворении исковых требований, даже несмотря на наличие огромного количества различных косвенных доказательств (документы о приобретении товара для последующей его передачи ответчику, переписка сторон, доказательства длительных отношений по поставке товара между сторонами, акты сверок, показания свидетелей и прочее).

  • При наличии доказательств, подтверждающих передачу товара, ответчик должен привести убедительные доказательства, опровергающие данный факт, к которым получение аналогичного товара от другого лица относится лишь в исключительных случаях при наличии достаточной совокупности иных доказательств.
  • Для того, чтобы доказать факт передачи товара, первичные учетные документы должны быть подписаны со стороны ответчика лицом, уполномоченным на то в силу учредительных документов, представителем, действующим на основании доверенности, или представителем, полномочия которого явствуют из обстановки.
  • И если при подписании передаточных документов руководителем или представителем по доверенности сложности возникают относительно редко, то в случаях, когда полномочия на подписание документов явствовали из обстановки, споры возникают довольно часто.
  • Это случается, например, когда товар передан кладовщику или иному сотруднику покупателя, а доверенность на него не сохранилась или ее и не было вовсе, но этот человек расписался в документах и поставил печать покупателя.
  • Разберем такую ситуацию более подробно.
Читайте также:  Можно ли прописать несовеншеннолетних детей в дом, который будет в дальнейшем сноситься, при этом дети являются долевыми собственниками дома?

В силу абз. 1 п. 1 ст. 182 ГК РФ сделка, совершенная одним лицом (представителем) от имени другого лица (представляемого) в силу полномочия, основанного на доверенности, указании закона либо акте уполномоченного на то государственного органа или органа местного самоуправления, непосредственно создает, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности представляемого.

В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 182 ГК РФ наличие у представителя полномочий действовать от имени юридического лица может явствовать из обстановки, в которой действует такой представитель.

Из смысла приведенных норм следует, что представительство является средством временного юридического расширения личности представляемого для его участия в гражданском обороте, позволяющим приобретать права и исполнять обязанности через представителей одновременно и в территориально удаленных друг от друга местах, исключающих его личное присутствие. По общему правилу, оно оформляется письменным уполномочием, которое может быть предъявлено иным лицам, в том числе должникам в обязательствах, обладающим правом на информирование об исполнении обязательства надлежащему лицу (ст. 312 ГК РФ).

Однако в целях защиты добросовестных контрагентов представляемого закон допускает наличие отношений представительства в отсутствие его письменного оформления, когда ситуация (обстановка), в которой общается с представителем противостоящего ему в обязательстве лица, такова, что не порождает обоснованных сомнений в наличии у этого представителя полномочий действовать от имени представляемого, что является суррогатом доверенности.

Создавая или допуская создание подобной обстановки, представляемый сознательно входит в гражданский оборот в лице такого представителя, поэтому не вправе ссылаться на отсутствие с ним трудовых или гражданско-правовых отношений, так как обстановка как основание представительства не только заменяет собой письменное уполномочие (доверенность), но и возможна вообще в отсутствие каких-либо надлежащим образом оформленных правоотношений между представителем и представляемым.

Два неидентичных экземпляра одного и того же договора

Нередко в ходе судебного спора, возникшего из договора, заключенного в простой письменной форме на бумажном носителе, спорящие стороны представляют суду свои экземпляры договора, редакции которых содержат разные условия. Столкнувшись с подобной ситуацией, многие задаются рядом вопросов: почему так получилось? какие это влечет последствия? что делать и как избежать подобной ситуации в будущем? Попробуем разобраться.

  • Причины
  • Причины, по которым возникают разночтения в экземплярах одного и того же договора, заключенного в простой письменной форме на бумажном носителе, мне видятся следующие:
  • 1) подмена листов договора при его заключении либо после его заключения.

Подмена листов возможна и в принципе имеет смысл тогда, когда текст договора не защищен. На практике договоры, заключаемые на бумажном носителе, крайне редко имеют надежную защиту текста, зачастую их просто скрепляют степлером и подписывают на последних страницах.

В ситуации, когда речь идет об очень небольших и несущественных сделках, такой подход еще может быть оправдан, так как исправлять текст незначительного договора вряд ли понадобится кому-то из контрагентов. В случаях же, когда договор имеет особую значимость, одна из сторон договора может очень легко решиться на подмену листов договора.

Мало того, такая подмена может быть весьма выгодно реализована недобросовестной стороной, если по договору возникнет спор;

  1. 2) невнимательность сторон при заключении договора.
  2. При заключении договора сторонами могут быть составлены редакции договора с разными условиями, которые обсуждались сторонами, однако при окончательной подготовке документа, одна из сторон по ошибке могла передать другой стороне экземпляры договора с разными условиями. В свою очередь другая сторона, не проводя проверки идентичности экземпляров договора, подписала их и вернула один экземпляр обратно;
  3. 3) согласованное сторонами изменение договора путем замены экземпляров договора целиком либо путем замены отдельных листов договора.

Бывают случаи, когда условия уже заключенного договора стороны хотят изменить, не прибегая при этом к заключению дополнительных соглашений. Нередко на практике стороны договариваются подписать договор в измененной редакции и заменить существующие экземпляры договора новыми.

В таких случаях логично предположить, что первоначальная редакция договора должна быть уничтожена в любом её существующем виде, однако случается, что по разным причинам первоначальная редакция договора все же сохраняется, находясь в распоряжении сторон договора или в распоряжении одной из его сторон.

Кроме того, зачастую стороны договариваются осуществить замену отдельных листов договора.

Иногда листы меняют так часто, что ситуация доходит до абсурда и стороны в итоге сами не могут определить, в какой редакции они заключили договор.

Так, в одном судебном заседании стороны заявили о неоднократном изменении условий договора путем замены листов, но так и не смогли представить суду последнюю согласованную редакцию договора [1].

  • Последствия
  • В судебной практике уже давно сформировался довольно простой подход, согласно которому наличие экземпляров одного договора, редакции которых содержат разные условия, свидетельствует о несогласованности сторонами соответствующих условий договора [2], а если такие условия к тому же оказались существенными для данного договора, то такой договор считается незаключенным [3].
  • Необходимо иметь ввиду, что указанный подход применяется только при соблюдении одновременно всех следующих условий:

1) оба экземпляра относятся к одному и тому же договору, т.е. имеет место один договор в двух разных экземплярах, а не два самостоятельных договора;

2) заявлений о фальсификации того или иного экземпляра договора от сторон не поступило, либо фальсификация не подтвердилась или подтвердилась, но как в отношении одного экземпляра, так и в отношении другого;

3) отсутствуют доказательства окончательного согласования сторонами спорных условий.

Иными словами, условия договора, по которым имеются разночтения в экземплярах договора, будут признаны несогласованными только тогда, когда не удается установить, какой из имеющихся экземпляров договора является приоритетным, т.е. соответствует действительной воле сторон при заключении договора или окончательно согласованный в ходе его исполнения.

Что делать

Если случилось так, что у сторон имеется договор, экземпляры которого не идентичны по некоторым условиям, то первое что нужно сделать – это определится, имеет ли место один договор в двух разных экземплярах или речь идет о двух самостоятельных договорах.

Не исключена ситуация, когда одна из сторон спора может заявить, что суду представлены не разные экземпляры одного и того же договора, а два разных независимых друг от друга договора.

В этом случае важно понимать, что стороны действительно могли заключить два разных, пусть и очень похожих между собой договора, которые по различным причинам даже могут содержать одинаковые номер и дату.

Установление данного факта будет иметь важное значение, так как одна из сторон может быть заинтересована в признании только одного договора, чтобы не исполнять второй, или же наоборот.

В подобной ситуации следует иметь ввиду, что само по себе наличие разных экземпляров договора еще не свидетельствует о том, что эти экземпляры подтверждают заключение разных договоров [4], равно как и не свидетельствует о том, что заключен один договор. Одно из указанных обстоятельств необходимо будет установить.

В подавляющем большинстве случаев при одинаковых дате договора, его номере и предмете, не возникает сомнений в том, что имеют место разные экземпляры (варианты, редакции) одного и того же договора, а не разные договоры [5].

Примечательно, что имеющиеся в экземплярах разночтения в номере договора [6] или его дате [7], указанных в преамбуле, сами по себе не свидетельствуют о том, что сторонами заключены разные договоры.

Номер и дата договора вообще могут отсутствовать [8].

Хочется обратить внимание на то, что номер и дата договора сами по себе как его реквизиты весьма условно могут индивидуализировать договор.

Одно время мне доводилось работать с контрагентом, который для каждого клиента выделял свой номер договора, указывал его во всех договорах и наотрез отказывался менять номер или делать к нему дописки.

Учитывая, что контрагент заключал договоры по своей типовой форме, возникали ситуации, когда были заключены очень похожие договоры, некоторые из которых легко можно было принять за экземпляры одного и того же договора, особенно если в дате договора допускалась ошибка (например, часто допускается ошибка в дате договора с наступлением нового года, в цифре года). В таких ситуациях разграничение договоров можно было провести только по обстоятельствам, при которых они заключались.

Читайте также:  Как мне получить зарплату: я с 10 декабря 2012г работаю в коммерческой компании

Таким образом, при решении вопроса о наличии двух разных экземпляров одного договора или двух разных договоров ключевым ориентиром будет являться предмет договора, а также обстоятельства, при которых он заключался.

Итак, если всё-таки речь идет о двух неидентичных экземплярах одного и того же договора, то задача каждой из заинтересованных сторон сводится к доказыванию того, какой из предложенных экземпляров договора стоит рассматривать как приоритетный.

Доказать это можно взаимной перепиской сторон, в которой стороны устраняют неопределенность разночтений, имеющихся в экземплярах договора.

Если разночтения в редакциях договора имеются на отдельных листах, однако в одном экземпляре спорные листы подписаны обеими сторонами, а в другом подписи отсутствуют, суд, очевидно, отдаст предпочтение той редакции условий договора, которая согласована подписями сторон [9].

В качестве доказательства окончательного согласования сторонами спорных условий договора, по которым имеются разночтения в экземплярах договора, может выступать также факт исполнения договора одной стороной на условиях, определенных одним из экземпляров договора при безоговорочном принятии этого исполнения другой стороной. Иными словами, проанализировав доказательства исполнения договора можно установить, какая именно редакция договора, в конечном счете, согласована сторонами [10]. При этом следует обратить внимание, что далеко не все условия, по которым имеются разночтения, возможно согласовать исполнением договора.

Так, исполнением договора не представляется возможным устранить разночтения в отношении условий, которые не могут получить свое отражение в доказательствах исполнения договора на тех или иных условиях (например, условия о сроке исполнения обязательства, условия об ответственности сторон и т.п.).

Если у какой-либо из сторон имеются основания полагать, что другая сторона умышленно изменила содержание договора в одном из его экземпляров путем замены листов, можно провести соответствующую экспертизу.

Перспективы проведения экспертизы на предмет замены листов в договоре

Если говорить о договоре, текст которого надежно защищен, то экспертиза будет достаточно эффективным средством выявления неисправного экземпляра договора, при условии, что речь идет именно об умышленной подмене листов договора.

Так, по договору, текст которого защищен парафированием страниц, достаточно провести экспертизу на предмет подлинности подписей той или иной стороны на страницах договора, а по договору, который скреплен удостоверительной надписью, будет достаточно установить подлинность подписи стороны на удостоверительной надписи, а также наличие или отсутствие факта расшивки документа.

Если говорить о незащищенном тексте договора, то экспертиза договора может ответить лишь на следующие вопросы: выполнены ли печатные тексты листов исследуемого документа на одном печатном устройстве? получен ли текст исследуемого документа в один приём? В судебной практике можно встретить случаи, когда выполнение текста договора на разных печатных устройствах или не в один прием суды считают достаточным для вывода об изменении первоначального содержания договора путем замены листов [11]. В свою очередь полагаю, что такие выводы опрометчивы, а изготовление документа на разных печатных устройствах и не в один приём само по себе не указывает исключительно на изменение содержимого договора.

Так, например, каждая из сторон могла распечатать свой экземпляр договора самостоятельно и подписать его в одном месте. Впоследствии стороны могли просто обменяться листами договора с подписями, в результате чего у каждой стороны лист с подписью будет отличаться от других листов договора (будет считаться изготовленным отдельно, на другом печатном устройстве).

Также нельзя исключать ситуацию, когда сторона, предложившая заключить договор, может произвести фальсификацию незащищенного текста договора заблаговременно.

Так, например, оферент может изготовить договор на одном печатном устройстве с нужными ей условиями, которые акцептант не согласует, после чего те листы, которые нужно заменить (кроме того, что будет с подписями сторон), он изготовит в других условиях (на разных печатных устройствах и в разные приёмы), но в редакции, которую акцептант согласует, и направит эту редакцию акцептанту. После возвращения подписанного экземпляра от акцептанта, оферент произведет замену интересующих его листов листами, изготовленными вместе с договором в один приём. В результате таких махинаций экземпляр акцептанта фактически будет содержать листы, которые изготовлены на разных устройствах и не в один приём, при имеющимся сходстве с экземпляром оферента только в части листа с подписями сторон. В свою очередь у оферента все листы будут изготовлены на одном печатном устройстве и в один приём.

С учетом вышеизложенного более справедливой и разумной представляется позиция, согласно которой само по себе изготовление документа на разных печатных устройствах и не в один приём не свидетельствует об изменении содержания договора, поскольку в этом случае договор также мог быть изготовлен в согласованной сторонами редакции без искажения его содержания [12]. При этом стоит обратить внимание, что при таком подходе проведение экспертизы незащищенного текста договора ничего не даст.

Таким образом, можно сделать вывод, что если стороны при заключении договора не позаботились о надлежащей защите текста договора, то возможности экспертизы в вопросе определения неисправного экземпляра договора могут быть сильно ограничены, а сами по себе выводы эксперта не всегда могут принести хоть какую-нибудь пользу.

Как не допустить разночтений в экземплярах договора

            Для того чтобы не допустить разночтений в экземплярах договора, заключаемого в простой письменной форме на бумажном носителе, необходимо следовать двум простым правилам.

Во-первых, необходимо проверять идентичность экземпляров договора. Это правило касается не только акцептанта, но и оферента. На практике проверка идентичности экземпляров договора проводится сторонами крайне редко, если не сказать, что почти никогда. Стороны обычно доверяют друг другу и опускают такую важную процедуру.

            Во-вторых, необходимо обеспечить надежную защиту текста договора.

Эффективно защитить текст договора, заключаемого в простой письменной форме на бумажном носителе, возможно только посредством надлежащего удостоверения сторонами действительного содержания условий договора. Сделать это можно следующими двумя классическими способами:

1) путем парафирования страниц договора, т.е. путем проставления подписей сторон на каждой странице договора, содержащей его условия;

2) путем скрепления документа (прошивки договора) и проставления подписей сторон в месте скрепления документа на удостоверительной надписи.

Безусловно, есть и другие, более затратные способы (например, использование специальных бланков с защитой), рассматривать которые не имеет смысла.

На практике довольно многие оференты применяют указанные способы защиты договора, однако зачастую применяют их неэффективно.

Нередко на практике оферент сталкивается с ситуацией, когда акцептант возвращает экземпляр договора, который вопреки желанию оферента не подписан акцептантом на каждой странице или не содержит подписи акцептанта на удостоверительной надписи.

При этом просьбы оферента о дополнительном проставлении подписей или печати в договоре акцептантом чаще всего игнорируются.

В такой ситуации необходимо иметь ввиду, что по общему правилу, действующее законодательство РФ, не относит к обязательным требованиям соблюдения письменной формы договора такие требования как проставление подписи (или подписи и печати) на каждой странице договора или сшивку договора с проставлением подписи (или подписи и печати) на удостоверительной надписи. Поэтому наличие подписей сторон только на последней странице договора, например, под разделом «Реквизиты и подписи сторон», признается судами достаточным для соблюдения письменной формы договора [13].

Вместе с тем, согласно абз. 3 п. 1 ст.

 160 ГК РФ законом, иными правовыми актами и соглашением сторон могут устанавливаться дополнительные требования, которым должна соответствовать форма сделки (совершение на бланке определенной формы, скрепление печатью и тому подобное), и предусматриваться последствия несоблюдения этих требований. Если такие последствия не предусмотрены, применяются последствия несоблюдения простой письменной формы сделки (п. 1 ст. 162 ГК РФ).

Иными словами, обеспечить подписание акцептантом каждой страницы договора или подписание им удостоверительной надписи можно, если соглашением сторон установить указанные требования в качестве обязательных требований к соблюдению письменной формы договора и предусмотреть последствия несоблюдения этих требований.

При этом очень важно предусмотреть такие последствия несоблюдения указанных требований как недействительность сделки (незаключенность договора). В противном случае будут применяться положения п. 1 ст.

 162 ГК РФ, по смыслу которых соблюдение письменной формы сделки будет подтверждаться имеющимся договором, пусть и без парафирования или удостоверительной надписи [14].

Вместе с тем, чтобы не заключать с контрагентом отдельное соглашение, определяющее требования к соблюдению письменной формы договора, разумным представляется поместить указанные требования на страницу договора, которую акцептант, в обычных условиях, должен будет подписать в любом случае (на страницу договора, где стороны обычно оставляют свои подписи).

  1. Приложение:
  2.             1. Пример оформления страницы с удостоверительной надписью;
  3.             2. Пример оформления страницы с парафированием;

            3. Пример условий договора с требованиями к форме договора.

   ____________________________________________________

[1] Постановление Арбитражного суда Московского округа от 06.02.2020 № Ф05-22205/2019 по делу № А40-46962/2019.
[2]